Что курят дизайнеры? По мировым подиумам плечом к плечу идут прекрасные неземные создания и диковинные монстры

Порой поиски выразительных подиумных средств заводят дизайнеров в такие галлюцинаторные дебри, откуда сам Стивен Кинг выбрался бы поседевшим и заикающимся. 

Шоу дизайнера Patrick Mohr сезона весна-лето на Mercedes-Benz Berlin Fashion Week запомнилось отнюдь не аутфитами: на них никто не взглянул. И если верить в то, что в последние секунды жизни на сетчатке отпечатывается образ убийцы, то в глазах окаменевшей публики навсегда застыли отражения лысых и бородатых моделей.

Психостайлинг, предложенный на подиуме, многие критики восприняли как метафору размытия гендерных границ, но более правомерным кажется, что это аллюзии на радиоактивное облучение и пост-Апокалипсис.

А если кому-то необходимо более жизнерадостное толкование, то будем считать, что все это напоминает Чубакку, который решил сменить имидж, но под конец передумал.

Без Александра Маккуина ни один рейтинг не может считаться состоявшимся – в нашем он отвечает за неземных созданий, которых его гений производил конвейерным методом: что ни шоу, то избыточно-креативные прически и визаж.

Монументальность декора, которым грешил дизайнер, всегда была своеобразной опорой для концепции всей коллекции: как, например, в шоу сезона весна-лето – 2001, где модели изображали пациенток психиатрической лечебницы.

"Птичья" прическа, навсегда вошедшая в золотой фонд модной фотографии, может быть реверансом в сторону "Птиц" Хичкока, а может ненавязчиво намекать на Кизи и его "Пролетая над гнездом кукушки".

Осенне-зимняя коллекция 2001/2002 была презентована на карусели, и мысль о беззаботном детстве жестоко оборвалась с появлением на круглом подиуме моделей с мейком недобрых клоунов.

Огромные рты в коллекции "Рог изобилия" – насмешка над повальным увлечением косметическими инъекциями…

Перечислять те образы, которые Маккуин так или иначе задействовал в своих шоу с помощью грима и причесок, не имеет смысла. Нужно просто безоговорочно принять тот факт, что его фантазия – это самая полная энциклопедия макабрических сюжетов и персонажей, от ведьм и доминатрисс до выбеленных безлицых несуществующих оморочек.

Еще один профессионал модной театральщины – потеряшка Джон Гальяно. От великой любви к великому человеку вспоминаем его самые удачные и фантазийные находки для большой империи Christian Dior, благо их у него – тоже в избытке.

Шоу Гальяно – это иное измерение, где не действовали привычные законы жанра: зачем красить обе губы помадой одинакового цвета? зачем сохранять привычные пропорции глаз? неужели ваши волосы так бесценны, что нельзя пройтись по ним разок-другой голубой краской?

Особенно гений в изгнании любил играть на кутюрном поле, а там, как вы понимаете, есть где разгуляться даже самым неприличным и в стилистическом, и в финансовом плане фантазиям.

Поэтому Гальяно мог лихо смешать в одной коллекции образы Жанны Д’Арк, Марлен Дитрих и Сьюкси Сью (коллекция haute couture, весна 2006), нимало не заботясь о том, что этих дам не объединяет ровным счетом ничего.

Все, в том числе и макияж, и прически со сложными головными уборами, работало на то, чтобы на подиуме была блестяще отыграна пьеса имени Дж. Гальяно, яркая и сверкающая, как анальный страз: штука вряд ли удобная, на любителя, зато как искрится!

Нельзя, никак нельзя без заслуженной панк-бабушки всея Великой Британии Вивьен Вествуд. Огненноволосая старушка любит чудить до сих пор, и модели на шоу Vivienne Westwood и Vivienne Westwood Red Label выглядят так, будто роняли лица в ведро краски. Несколько раз. Или вот-вот вернулись со съемок "Шрека".

Все это выглядит весело, лица манекенщиц можно составлять в коллажики a-la Энди Уорхолл, и в этом нет ничего удивительного: в биографиях этих двух героев современного искусства, Вествуд и Уорхолла, есть любопытные и неочевидные пересечения.

Сама же бравая Вивьен не гнушается выйти на поклон в каком-нибудь дурацком гриме, что в очередной раз доказывает: если панк все еще жив, то явно благодаря ей.

Еще один дизайнер в этой хулиганской компании – Жан-Поль Готье, ему тоже есть что сказать о панк-эстетике и сумасшествии, которому не могут противостоять никакие препараты.

В прическах на шоу Готье всегда есть некая архитектурная, сложнокомпонентная и конструктивная сумасшедшинка, и пока ни он, ни его стилисты не устали эксплуатировать это злое чувство юмора и стиля.

Концептуалистка Реи Кавакубо из Comme des Garcons – концептуалистка настолько, что понять ее зачастую не могут даже самые упоротые интеллектуальные и фэшн-зависимые фрики и снобы. Комментировать особо нечего, такие ребусы не разгадываются – они просто находятся на уровне принятия или непринятия. Наслаждаемся многообразием видов и разрушительной какофонией цвета.

Эстетика самого веселого праздника о смерти, Dia de los Muertos, через мексиканскую карнавальную культуру и туристические сувенирчики тихой безносой сапой пробралась сначала в некоторые имиджи представителей metal-музыки, затем в демократичные бренды, а потом уж и на подиумы.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *